четверг, 18 июля 2019 г.

ТАРУСА - СЕРДЦЕ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ. Коллекция напёрстков.

Доброго дня, дорогие гости.









  Таруса - столица печально известного 101 километра, город, связанный с такими великими именами как Марина Цветаева, Константин Паустовский, Василий Поленов, Николай Заболоцкий и даже Белла Ахмадулина.

В моем сердце Таруса это, всё таки, Марина Цветаева.
Её стихами я зачитывалась еще в юности. Что то еще тогда откликалось в сердце и как не странно строчки непроизвольно всплывают и сейчас, так крепко они засели в памяти. Конечно, в юные годы я не вникала в хитросплетения ее судьбы, осознать её сложный путь можно только накопив жизненный опыт.

 Свой рассказ об этом поэте я буду перемежать стихами, чтобы Вы могли прочувствовать насколько пронзительно настоящим, хлестким, а порой пророческим, было ее творчество.

На наперстке с одной стороны изображен герб Тарусы. Голубая полосочка символизирует реку Таруску, протекающую через город. А с обратной стороны памятник Марине Ивановне Цветаевой, поставленный на набережной реки Оки.
Памятник этот работы скульптора Владимира Соскиева, воплощен по инициативе, помощи, поддержки художника Бориса Мессерера - жителя города Тарусы, патриота своего города и автора идеи увековечения славных имен людей, связанных тем или иным образом с Тарусой. 

Не ищете в памятнике абсолютного портретного сходства с оригиналом. Это образ поэта воплощенный в камне. Каким бы не был сложным и извилистым жизненный путь Цветаевой, в каких бы городах и странах, ей не приходилось жить, она продолжала любить родную страну, пусть даже не отвечающую ей взаимностью. Цветаева прижимает руку к сердцу, где несомненно живет любовь к Родине. Поэт, находясь в эмиграции писала: "Тень моя в Париже, а сердце в Тарусе".
В одно время с установкой памятника был посажено рядом деревце Рябины, которое, как мы узнаем из стихотворения, символизировало для поэта эту любовь к Родине, такую же горькую как  ягоды рябины, но для Марины Цветаевой - крепкую и непреодолимую.

Тоска по родине! Давно
Разоблаченная моро̀ка!
Мне совершенно всё равно —
Где совершенно-одинокой
 
Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом и не знающий, что — мой,
Как госпиталь, или казарма.
 
Мне всё равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной — непременно —
 
В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведём без льдины —
Где не ужиться (и не тщусь!)
Где унижаться — мне едино.
 
Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично — на каком
Непонимаемой быть встречным!
(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен)
Двадцатого столетья — он,
А я — до всякого столетья!  
Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи —
Мне все — равны, мне всё — равно,
И, может быть, всего равнее —
 
Роднее бывшее — всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты — как рукой сняло:
Душа, родившаяся — где-то.
 
Та̀к край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик —
Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!
 
Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И всё — равно, и всё — едино.
Но если по дороге — куст
Встает, особенно — рябина...
Марина Цветаева родилась в семье высокоинтеллигентных и высокообразованных людей. Отец - Иван Владимирович Цветаев был профессором московского университета, искусствоведом, стал основателем Музея изящных искусств в г.Москва - ныне Музей изобразительных искусств им.Пушкина.
Мать - Мария Мейн, имевшая немецко-польские корни, была пианисткой.
 
 Брак  с ней стал вторым для Ивана Владимировича, первая его жена умерла. От брака с ней осталось две детей Валерия и Андрей. В браке же с Марией Мэйн родилось еще двое детей - Марина и Анастасия (Ася).
Все дети получили замечательное образование, много читали, учили разные языки, играли на фортепьяно.

 Сама Марина Цветаева писала, что все, что она знает в жизни, было заложено в нее до 7 лет, всю оставшуюся жизнь она осмысливала это.

Однако девочки рано потеряли мать, умерла от чахотки - туберкулеза. В третий раз отец уже не женился.

МАМЕ.
В старом вальсе штраусовском впервые
Мы услышали твой тихий зов,
С той поры нам чужды все живые
И отраден беглый бой часов.
Мы, как ты, приветствуем закаты,
Упиваясь близостью конца.
Все, чем в лучший вечер мы богаты,
Нам тобою вложено в сердца.
К детским снам клонясь неутомимо,
(Без тебя лишь месяц в них глядел!)
Ты вела своих малюток мимо
Горькой жизни помыслов и дел.
С ранних лет нам близок, кто печален,
Скучен смех и чужд домашний кров...
Наш корабль не в добрый миг отчален
И плывет по воле всех ветров!
Все бледней лазурный остров — детство,
Мы одни на палубе стоим.
Видно грусть оставила в наследство
Ты, о мама, девочкам своим!

Судьбы сестер Цветаевых были очень не простыми и та самая грусть, о которой так пророчески писала юная Марина Цветаева, стала их бессменным спутником.

 Детство поэта связано с дачей "Песочная" близ города Тарусы, где семья  Цветаевых арендовала у города дачу на лето. Дело в том, что сестра Ивана Владимировича, проживала в Тарусе. Она была замужем за местным земским врачом Добротворским (какая говорящая у него фамилия). Семье Цветаевых, гостивших в Тарусе, понравился этот дивный уголок. Летом семья приезжала на дачу в Тарусу, а зимой они жили в Москве в Трехпрудном переулке.
К сожалению, ни дача в Песочнном, ни дом в Трехпрудном переулке не сохранились, но музеи в этих городах всё равно есть.
Цветаева как поэт стала рано известной и почитаемой, хотя писала о своих стихах иначе.

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
- Нечитанным стихам! -
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Но стихи ее наполнены такой деятельной энергией, что невозможно остаться к ним равнодушным.
Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.
Кто создан из глины, кто создан из плоти —
Тем гроб и нагробные плиты…
— В купели морской крещена — и в полете
Своем — непрестанно разбита!
Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня — видишь кудри беспутные эти?-
Земною не сделаешь солью.
Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — веселая пена —
Высокая пена морская!

Томик её произведений попал к Максимилиану Волошину, который специально приехал в Москву с целью выразить свой восторг лично Марине. С Волошиным Цветаева дружила всю оставшуюся жизнь. Именно на его даче в Коктебеле Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном, а ее сестра Анастасия встретила свою первую любовь Андрея Трухачева, эта синхронность  повториться и в рождении первенцев, спустя год сестры станут мамами.


Я с вызовом ношу его кольцо
— Да, в Вечности — жена, не на бумаге.—
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.
Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно - великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.
Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза — прекрасно-бесполезны! —
Под крыльями распахнутых бровей —
Две бездны.
В его лице я рыцарству верна.
— Всем вам, кто жил и умирал без страху.
Такие — в роковые времена —
Слагают стансы — и идут на плаху.
Напишет о своем муже Цветаева. И этому печальному также пророчеству суждено сбыться.
Семейная жизнь Марины Ивановны связана с особняком в Борисоглебском переулке близ Нового Арбата, сейчас там Музей Цветаевой. У супругов родились две дочки - Ариадна и Ирина.

Очевидно поэт наслаждается своей новой ролью жены и матери, в этот период она почти не пишет. Ранее у нее были такие трогательные стихи.

В ЛЮКСЕМБУРГСКОМ САДУ.
Склоняются низко цветущие ветки,
Фонтана в бассейне лепечут струи,
В тенистых аллеях всё детки, всё детки…
О детки в траве, почему не мои?

Как будто на каждой головке коронка
От взоров, детей стерегущих, любя.
И матери каждой, что гладит ребёнка,
Мне хочется крикнуть: «Весь мир у тебя!»

Как бабочки девочек платьица пёстры,
Здесь ссора, там хохот, там сборы домой…
И шепчутся мамы, как нежные сёстры:
— «Подумайте, сын мой»… — «Да что вы! А мой»…

Я женщин люблю, что в бою не робели,
Умевших и шпагу держать, и копьё, —
Но знаю, что только в плену колыбели
Обычное — женское — счастье моё!

К сожалению, наслаждаться счастьем материнства Марине Цветаевой довелось недолго. В 1917 году грянула революция. Сначала Марина восприняла её отстранено и созерцательно. Она писала.

Из строгого, стройного храма
Ты вышла на визг площадей...
— Свобода! — Прекрасная Дама
Маркизов и русских князей.
Свершается страшная спевка, --
Обедня еще впереди!
— Свобода! — Гулящая девка
На шалой солдатской груди!
Однако, вскоре, Сергей Эфрон примкнул к белогвардейскому движению, вместе с армией Деникина покинул Москву. Марина Цветаева оказывается в очень сложной материальной ситуации с двумя малолетними детьми на руках. Перед ней стоит сложная задача - спасти детей и себя от голодной смерти. Под влиянием общественности, убеждавших молодую мать отказаться от детей, чтобы их спасти, она принимает решение отдать детей в детский дом, где, как её заверяли их будут досыта кормить и даже баловать. Но, к большому сожалению, приехав через некоторое время их навестить, она находит из в плачевном состоянии. Старшая Аля тяжело болеет, у нее чесотка, малярия и истощение. Цветаева забирает дочь, чтобы выходить ее в домашних условиях. Но дома обстановка не намного лучше, нет еды, воды, тепла. Она устраивается у одной из сестер Эфрон. Спустя несколько дней она узнает у посторонних людей, что младшая доченька Ирина умерла от голода в приюте.

Две руки, легко опущенные
На младенческую голову!
Были - по одной на каждую -
Две головки мне дарованы.
Но обеими - зажатыми -
Яростными - как могла! -
Старшую у тьмы выхватывая -
Младшей не уберегла.
Две руки - ласкать - разглаживать
Нежные головки пышные.
Две руки - и вот одна из них
За ночь оказалась лишняя.
Светлая - на шейке тоненькой -
Одуванчик на стебле!
Мной еще совсем непонято,
Что дитя мое в земле.

Страдание матери о безвременно ушедшей дочери, не покидает поэта всю ее жизнь.
Сложность положения, отчаянье и боль Цветаевой-матери сквозит в ее посвящении дочери Ариадне (Але).

Ты будешь невинной, тонкой,
Прелестнойи всем чужой.
Пленительной амазонкой,
Стремительной госпожой.
И косы свои, пожалуй,
Ты будешь носить, как шлем,
Ты будешь царицей бала —
И всех молодых поэм.
И многих пронзит, царица,
Насмешливый твой клинок,
И всё, что мне — только снится,
Ты будешь иметь у ног.
Всё будет тебе покорно,
И все при тебе — тихи.
Ты будешь, как я — бесспорно —
И лучше писать стихи...
Но будешь ли ты — кто знает —
Смертельно виски сжимать,
Как их вот сейчас сжимает
Твоя молодая мать.

В таких сложных жизненных обстоятельствах, в поэте зреет ненависть с установившемуся строю и событиям, предшествующим его установлению. Марина Цветаева глубоко переживает драму революционного движения в горячо любимой России, осознавая, что ведется бессмысленная кровопролитная война. Она сочувствует белогвардейскому движению, но понимает, что оно  обречено. Свое отношение она выразила в поэме "Лебединый стан".

Белая гвардия, путь твой высок:
Черному дулу — грудь и висок.
Божье да белое твое дело:
Белое тело твое — в песок.
Не лебедей это в небе стая:
Белогвардейская рать святая
Белым видением тает, тает...
Старого мира — последний сон:
Оказываясь в очень сложном положении - жены белогвардейца, Цветаева принимает решение, уехать к мужу, подавшему о себе весть. В 1922 году она с дочерью покидает Россию. В эмиграции в 1925 у супругов родился сын "Мур" - Георгий.
Но Родина не отпускает своих эмигрантов, не становиться своей заграница. Эмиграция радушно приветствует тех, кто активно порицает революцию, не принимает и осуждает советскую власть. Марина к таковым не относилась, также не на руку ей играет восхищение признанным пролетарским поэтом - Владимиром Маяковским, она напишет ему оду. Мысли о возвращении появляются у Сергея Эфрона, который, под влиянием пропаганды вступает в партию "возвращенцев", в некоторых источниках сейчас появляется информация, что он был завербован советской разведкой. Все эти обстоятельства усложняют прибывание семейства в эмиграции. Колеблясь, но всё таки семья принимает решение вернуться. Сама Цветаева пишет - "...возвращаемся, чтобы дать сыну Родину".
Первой возвратилась Ариадна Эфрон, следом за ней отец - Сергей Эфрон, последними Марина с сыном. Поселили их на охраняемых дачах НКВД. Счастье объединения семьи продлилось недолго. Спустя два месяца была задержана Ариадна по 58-политической статье. В тюрьме её истязали, не давали спать. Под пытками она дала признательные показания против отца и себя.  В местах лишения свободы, на каторгах Ариадна провела около 20 лет. Выжила в таких условиях она благодаря своей специальности - рисованию, графике. Рисовала жен стражей, начальников и тд. За время ссылки она написала около 500 портретных работ.

Политическая статья чуть позже не миновала в и сестру Марину - Анастасию и ее сына Андрея Трухачева. Она также же была репрессирована и, в общей сложности, по тюрьмам и ссылкам провела около 22 лет.

Сергея Эфрона арестуют следом за Алей. Официально было заявлено - 10 лет, без права переписки, однако, как, как стало известно позже, вскоре он был расстрелян. Обрел ту самую плаху, о которой писала Марина. Не могу понять чего больше в этих словах пророческой силы или глубокое виденье мира, понимание сущности людей и как следствие дальновидность. Марина Цветаева, находясь в неведении, продолжала носить ему передачи. Она больше не увидит ни дочь, ни мужа.

Началась Великая Отечественная Война. Марину Цветаеву с сыном эвакуировали в г.Елабугу. На вокзале их провожает Борис Пастернак. В спешке собранный чемодан разваливается на части. Пастернак находит веревку, чтобы успеть запаковать вещи. Марина печально спрашивает: "Веревка хоть крепкая!?!". Пастернак неудачно шутит: "Крепкая, хоть вешайся".  31 августа 1941 года Марина Ивановна Цветаева добровольно простилась с жизнью, с помощью этой же веревки.
В юности часто людей одолевают суицидальные мысли, но Марина Ивановна писала о смерти слишком часто на протяжении всей своей жизни.

МОЛИТВА
Христос и Бог! Я жажду чуда
Теперь, сейчас, в начале дня!
О, дай мне умереть, покуда
Вся жизнь как книга для меня.
Ты мудрый, Ты не скажешь строго:
- "Терпи, еще не кончен срок".
Ты сам мне подал - слишком много!
Я жажду сразу - всех дорог!
Всего хочу: с душой цыгана
Идти под песни на разбой,
За всех страдать под звук органа
И амазонкой мчаться в бой;
Гадать по звездам в черной башне,
Вести детей вперед, сквозь тень...
Чтоб был легендой - день вчерашний, Ч
тоб был безумьем - каждый день!
Люблю и крест, и шелк, и каски,
Моя душа мгновений след...
Ты дал мне детство - лучше сказки
И дай мне смерть - в семнадцать лет!

***
Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.
Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.
И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!
Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.
Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
— Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!
К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.
И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,
За то, что мне прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,
За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.
***

С большою нежностьюпотому,
Что скоро уйду от всех
Я всё раздумываю, кому
Достанется волчий мех,
Кому — разнеживающий плед
И тонкая трость с борзой,
Кому — серебряный мой браслет,
Осыпанный бирюзой...
И все — записки, и все — цветы,
Которых хранить — невмочь...
Последняя рифма моя — и ты,
Последняя моя ночь!

***
Особенно запомнившимися мне последними ее произведениями кажутся вот эти.

Всё повторяю первый стих
И всё переправляю слово:
- "Я стол накрыл на шестерых"...
Ты одного забыл - седьмого.

Невесело вам вшестером.
На лицах - дождевые струи...
Как мог ты за таким столом
Седьмого позабыть - седьмую...

Невесело твоим гостям,
Бездействует графин хрустальный.
Печально - им, печален - сам,
Непозванная - всех печальней.

Невесело и несветло.
Ах! не едите и не пьете.
- Как мог ты позабыть число?
Как мог ты ошибиться в счете?

Как мог, как смел ты не понять,
Что шестеро (два брата, третий -
Ты сам - с женой, отец и мать)
Есть семеро - раз я на свете!

Ты стол накрыл на шестерых,
Но шестерыми мир не вымер.
Чем пугалом среди живых -
Быть призраком хочу - с твоими,

(Своими)...
      Робкая как вор,
О - ни души не задевая!-
За непоставленный прибор
Сажусь незваная, седьмая.

Раз!- опрокинула стакан!
И всё. что жаждало пролиться,-
Вся соль из глаз, вся кровь из ран -
Со скатерти - на половицы.

И - гроба нет! Разлуки - нет!
Стол расколдован, дом разбужен.
Как смерть - на свадебный обед,
Я - жизнь, пришедшая на ужин.

...Никто: не брат. не сын, не муж,
Не друг - и всё же укоряю:
- Ты, стол накрывший на шесть - душ,
Меня не посадивший - с краю.

Последнее стихотворение отсылает нас к стихотворению Тарковского, который писал, о дорогих сердцу, но навсегда ушедших людях.

Марина Цветаева оставила короткое стихотворение и три письма, одно из них адресовано 14 летнему сыну - Георгию (Муру), которому она признается: "..что дальше было бы только хуже, я ужасно больна".
 
Пора снимать янтарь,
Пора менять словарь,
Пора гасить фонарь
Наддверный...
Сын Георгий погиб немного позже во время войны.

Место захоронения великого русского поэта установлено лишь предположительно.
И как совершенно верно подметил  наш замечательный экскурсовод Егор Сартаков: "Это очень русская история - когда такая значительная для отечественной литературы фигура погибла, а мы даже не можем точно сказать где она похоронена".  После войны дочь Ариадна и сестра Анастасия нашли хозяев дома, куда расселили эвакуированных москвичей, которые занимались погребением тела Цветаевой, однако точного места они указать не смогли, так как по церковным обычаям, добровольно ушедших из жизни хоронили за оградой кладбища. Сейчас в Елабуге создан музей памяти Цветаевой, который мне тоже очень захотелось посетить.
Уже много позже, по инициативе сестры поэта - Анастасии Цветаевой, будущей очень верующим человеком, посвятившей почти всю свою жизнь сохранению памяти о своей сестре и студентов МГУ, обратившихся к патриарху Русской Православной Церкви, Марину Цветаеву отпели по всем церковным канонам. Будем надеяться, её мятежная душа обрела покой.

А на маленькой родине Марины Цветаевой - городке Тарусе, на замечательной набережной реки Оки установлен памятник великому русскому поэту, а также мемориальный камень с надписью - "Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева".
 
О таком желании Цветаевой стало известно по записям сделанным поэтом в эмиграции. Один местный житель воплотил в жизнь ее просьбу, самовольно установив такой камень. Но увы долго он не простоял, его как и творчество Цветаевой выбросили из области советского пространства. Цветаева была полностью вычеркнула из литературного процесса вплоть до 60 годов. Все случайные публикации ее произведений в России уничтожались. Но камень  - Бут,  по завету ПОЭТА всё таки был уставлен и сейчас дорога к нему не зарастает. По сложившейся традиции 31 августа в день памяти Цветаевой здесь проводиться "Цветаевский костер" - современники собираются, чтобы прочитать свои стихи и стихи Цветаевой. Мы тоже посетили это место. К камню принято приходить со свечой!
Не смотря на то, что я понимала, что Марины Цветаевой здесь нет, но в этом месте преследовали меня эти строки.

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала – тоже!
Прохожий, остановись!
Прочти – слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.
Не думай, что здесь – могила,
Что я появлюсь, грозя…
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!
И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились…
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!
Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, –
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.
Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.
Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли…
– И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.

Также, в Тарусе Вы можете посетить музей Марины Цветаевой, так называемый "Дом Тьо".
 
В котором Вы узнаете историю его необычного названия (мой пост получился и так слишком большим) и сможете посмотреть интересные архивные вещи, фотографии, книги и т.д.
Я полюбила Тарусу всем сердцем! Буду вспоминать о ней, глядя на этот наперсток и перечитывая произведения Марины Цветаевой.

А перечитывая написанное мной я понимаю, что не рассказала и третьей части о Тарусе - об очень интересной жизни и судьбе двух замечательных женщин. Анастасии Цветаевой-сестры поэта.
 Которая прожила длинную, но трудную жизнь, выбравшая для себя путь аскезы и отречения от мирских утех и радостей, посвятившей себя сыну и памяти сестры. Она написала много книг, переводов, в том числе и "ВОСПОМИНАНИЯ", которые рассказывают о детстве.

А также, Ариадны Эфрон-дочери поэта.
 Которая была, как мне показалось очень светлым, талантливым и замечательным во всех отношениях человеком. Её писательский талант и человеческий талант высоко ценил Борис Пастернак, который поддерживал ее в самые сложные годы жизни. Однако ей суждено было прожить свою судьбу в тени гения, можно сказать на служении его таланту. Но она не озлобилась и не ожесточила при этом своего доброго сердца.

Если мой рассказ будет поводом к поездке в этот замечательный город или к изучению творчества Марины Цветаевойя буду очень очень рада.

Свой пост отнесу в Блог к Танюше "Аэропорт: Стою у трапа самолета"
и к Свете в минувшую коллекцию "Я поведу тебя в музей"


Всем приятных путешествий, открытий и сувениров.

14 комментариев:

  1. Вероника, спасибо! Я тоже мало знала о Марине Цветаевой ,и захотелось побывать в Тарусе . У тебя было интересное путешествие !
    Твои наперсточки интересные, здорово, что нас объединяют увлечения :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Танюша, спасибо большое за интерес к моей статье, я очень долго перерабатывала полученную информацию, долго боролась со своими чувствами, но написала как могла. Несомненно, Цветаева "до всякого века"...!
      Что касается Тарусы, это совершенно очаровательный маленький город с богатой историей и совершенно очаровательной русской природой, воспетой моим любимым К.Паустовским, да и другими авторами. Если попадешь, нужно непременно от набережной, где стоит Цветаева прокатиться на пароме до Поленова, где жил и творил знаменитый художник - дорога, обещаю, будет упоительной.

      Удалить
  2. Вероника, благодарю тебя за этот рассказ о Марине Цветаевой. Я прочитала его с большим интересом и стихи меня поразили, особенно про "голос из под земли".

    Красивая у тебя коллекция из наперстков, пусть она пополняестя с каждым годом :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Наташенька, спасибо большое за интерес. Стихи, конечно, говорят лучше всяких "дажеоколонестоящих" рассказывающих о ней. Сколько стихов еще хотелось вставить в статью, но я могла бы не завершить эту работу никогда, перепечатывать сборник нет никакого смысла. Информации о жизни поэта самой противоречивой очень много.
      Наперсточки пополняются потихоньку, благодаря в том числе и близким, которые узнали о моем пристрастии)) спасибо!

      Удалить
  3. Спасибо Вероника за рассказ о Марине Цветаевой. Я мало знала о ней, ее семье. Все трагично. Ваши наперстки - удивительная коллекция, желаю хорошего отдыха!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Надежда, спасибо большое Вам за интерес. Марина Цветаева - "до всякого века", но не до всякого сердца - мне дорог Ваш комментарий. Её умышленно замалчивали, вытирали из истории и литературы советского периода. Наш замечательный экскурсовод-гид Егор Сартаков - старший преподаватель кафедры журналистики МГУ, с горечью сообщил, что когда то его мать хотела писать дипломную работу по М.Цветаевой, ей сказали:"В таком случае Вы рискуете остаться вообще без диплома". И сейчас, при приеме в Университет, Ахматова входит в программу поступления, а Цветаева - нет. И это очень очень грустно!
      Спасибо Вам за внимание и добрые пожелания! И Вам всего наилучшего!

      Удалить
  4. О, спасибо большое, Вероника, за этот пост, я читала и мурашки по коже.
    Судьба трагическая и полная испытаний. Предвидения и предчувствование, глубина восприятия всего окружающего - вот то, что отличает таких великих людей с Даром от нас, обычных смертных. Тоже очень мало знала о Марине Цветаевой, теперь хочу узнать больше...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Наташенька, пожалуйста. Мне важно было выплеснуть всё пережитое на этой экскурсии на бумагу, меня переполняло. Информации по поэту очень много самой противоречивой больше, конечно, негативной - и мать она сама была, плохая и жена не верная... Никто не может знать доподлинно ни о мотивах, ни о существующем положении вещей. Для себя я решила, буду судить о Цветаевой по ее поэтическому и прозаическому наследию - оно не может не затрагивать душу. На всё остальное Божья воля и Бог ей судья. Спасибо, что зашла в гости, рада тебе.

      Удалить
  5. Вероника, спасибо, очень интересный пост. Сразу же вспомнилась моя поездка в Тарусу лет 10 назад, камень на берегу реки, и недавняя поездка в Королев, там тоже есть музей Цветаевой

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Елена, спасибо большое за отзыв. Я очень рада, что Вам было интересно. Интересная информация про Королёв, буду иметь ввиду, наведаюсь туда.

      Удалить
  6. Вероника, замечательное путешествие у тебя. Обязательно рассказывай о всех своих путешествиях. пусть даже немного будет информации, но даже это малое мне интересно. Про Цветаеву действительно нам мало в школе рассказывали, да и вообще так преподносили стихи, что во взрослом времени мне совсем не хочется читать никакие стихи.
    А вот о судьбах людей, затронутых революцией мне всегда интересно читать, особенно про эмигрантов. они же были несчастные люди, я вообще не понимаю почему большевики победили?!
    Спасибо, Вероника, за рассказ

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Света, спасибо тебе большое за интерес, к посту и этой теме. Мои последние путешествия и экскурсии, так выходит невольно, крутятся вокруг людей той эпохи. Я постараюсь освещать по максимуму всё, где была.
      Почему большевики победили, думаю, количественным преимуществом. К тому же как там;: "Верхи не хотят, низы не могут..."

      Удалить
  7. У Марины Цветаевой есть замечательные автобиографические очерки - сборник "Век мой громкий", в который входят очерки о московском детстве и юности,воспоминания о Максимилиане Волошине, о художнице Гончаровой и много другого. Прочитав эти очерки я узнала очень много нового о Цветаевой. Очень советую прочитать.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Марина, спасибо большое за Ваш комментарий и рекомендацию. Как раз решила перейти к прозе поэта, она, правда, сложнее мне даётся - Мой Пушкин, интересен, но не так цветист и роскошен, как стихи. А также читаю биографическую книгу Кудровой - "Беззаконная комета"

      Удалить